Игорь Вильнит: подводные роботы будут охранять шельф Арктики

30 сентября 2016
ТАСС

В России разрабатывается семейство подводных роботов для охраны буровых платформ и континентального шельфа. Кроме того, полным ходом идут испытания необитаемого подводного аппарата "Клавесин", который даст начало целому классу подобных устройств.

О том, какие новейшие робототехнические комплексы разрабатываются в России, какими будут неатомные и атомные подлодки пятого поколения и почему не нужно объединять стратегические и многоцелевые субмарины в один корабль, в интервью ТАСС рассказал генеральный директор ЦКБ "Рубин" Игорь Вильнит.


— В начале лета вы рассказывали, что бюро завершает создание необитаемого подводного аппарата "Клавесин-2Р-ПМ", предназначенного для поисковых операций и исследований. Сейчас, очевидно, идут его испытания?

— Это первый образец, который мы создали по заданию военных. Он уже прошел первые испытания, бассейновые, парные испытания оборудования. Его не было на форуме "Армия-2016", поскольку он сейчас находится на испытаниях в Черном море. Программа реализуется достаточно успешно, никаких отрицательных моментов нет, подтверждаются те характеристики, которые были нам заданы. Их, собственно, и предъявляем. Все идет исключительно по плану.

Это большой аппарат с обширными возможностями. Предполагается целая серия таких аппаратов. Конечно, они "штучного" изготовления, будут незначительно отличаться друг от друга, исходя из конкретных задач, но в целом это будет одно семейство. И очень приятно, что оно запущено в жизнь.

— Сколько еще продлятся испытания первого "Клавесина"?

— По сути, они уже заканчиваются. В следующем году планируем их завершение.

— Про свойства этих аппаратов, наверное, можно сказать только в самых общих чертах?

— Глубина погружения — 6 тыс. м. Ограничений по району плавания нет.

— Мы также писали о робототехнических комплексах для охраны морских районов и континентального шельфа в Арктике. Это тоже "Клавесины"?

— Это все-таки немного другое семейство. Вся подводная робототехника, в принципе, похожа, но отличается по своим задачам. Действительно, мы работаем вместе с Фондом перспективных исследований, который занимается созданием такого рода перспективной и очень нужной техники. Это связано с тем, что в арктической зоне, которая раньше была по техническим причинам недоступна, планируются большие объемы добычи полезных ископаемых. И вся морская подводная техника, в частности буровые платформы, конечно, потребует собственной системы охраны по периметру. Вот именно об этом мы и говорим.

Техника для мониторинга районов наших нефте- и газодобывающих систем сегодня только разрабатывается. Это не ближние сроки, потому что подледное освоение Арктики — очень большая национальная задача. Я сейчас говорю только об одном небольшом элементе всей этой системы, и, в принципе, нет никаких проблем ее сделать — нужно лишь время. Все определит общее движение государства в Арктику.

— А мобильный аппарат "Юнона", предназначенный для обследования подводной обстановки, интересен военным? (Впервые он был представлен на форуме "Армия-2015". — Прим. ТАСС.)

— "Юнона" производит обследование любых предметов морского дна. Поэтому какая разница, кто сидит за пультом и экраном ее управления? Этот аппарат интересен прежде всего тем, что у него маленькие габариты и очень невысокая стоимость, он функционален и удобен в обслуживании. «Юнона» предназначена для сбора и передачи информации, работы на арктическом шельфе, решает поисковые задачи, способна обеспечивать спасательные операции. Она работает на глубине до тысячи метров, автономность — до шести часов.

— С робототехнической тематикой российскому производителю сложно попасть на мировой рынок?

— Непросто, это прямая конкуренция, очень много хороших фирм с мировым именем, которые делают подобную технику, но мы уверены в характеристиках, надежности и ценовых параметрах "Юноны". Делаем аппарат из отечественных комплектующих, так что он, безусловно, конкурентоспособен по цене. Пока предлагаем только "Юнону", но в дальнейшем планируем расширить эту линейку теми самыми аппаратами для охраны морских районов, о которых я говорил выше. Они актуальны для всего мирового океана, а не только для Арктики, поэтому добычным компаниям будут интересны.

— Когда завершится опытная эксплуатация головной неатомной подлодки проекта 677 "Лада" — "Санкт-Петербург"?

— Насколько нам известно, Военно-морской флот планирует завершить мероприятия опытной эксплуатации в этом году. Полученные результаты соответствуют ожиданиям, что подтверждает широкие перспективы для кораблей этого класса.

— Почему же так долго длилась опытная эксплуатация этого корабля — с 2010 года?

— В ходе опытной эксплуатации не только проверяются на ресурсность механизмы и правильность заложенных конструкторских решений, но и отрабатываются схемы эксплуатации корабля, проводится обучение военных моряков. Изначально "Лада" проектировалась как самый современный корабль, для нее были созданы новые образцы техники, которые необходимо было протестировать. По итогам опытной эксплуатации, а также с учетом того, что за это время появились новые радиоэлектронные средства и другие системы, "Рубин" создал улучшенный проект, по которому АО "Адмиралтейские верфи" сейчас строят два корабля этого класса. Заказ Министерства обороны РФ на две "Лады", "Кронштадт" и "Великие Луки" свидетельствует о том, что флот поставил задачу повышения потенциала неатомных подводных сил, которую мы обязаны выполнить.

— Появилась ли ясность в дальнейшей судьбе "Лад"? Вторая и третья сейчас строятся на "Адмиралтейских верфях" в Петербурге, но что дальше? Переходим к пятому поколению?

— Разделять подлодки на "четвертое", "пятое", "4++", мне кажется, сейчас не стоит. На базе "Лады" будет создаваться перспективная серия усовершенствованных кораблей, в том числе с воздухонезависимой энергетической установкой (ВНЭУ). Это хорошая перспектива для развития проекта 677.

— Правда ли, что "Лада" показывает по бесшумности замечательные характеристики? В частности, говорят, что она гораздо тише субмарин 636-го проекта, которые относятся к третьему поколению. ("Варшавянка", строится для Черноморского и Тихоокеанского флотов. — Прим. ТАСС.)

— Да, это так. Понятно, что это корабль следующего поколения по сравнению с 636-ми. И конечно, по целому ряду показателей он более совершенен, в том числе и по малошумности.

Флот ставит все новые и новые задачи по свойствам кораблей, их характеристикам и возможностям

— Будут ли внедрены какие-либо ноу-хау при создании неатомных подлодок пятого поколения?

— Надо понимать, что флот ставит все новые и новые задачи по свойствам кораблей, их характеристикам и возможностям. Это, конечно, требует анализа и внедрения чего-то ранее неизвестного. Требует исследований и разработок. Это относится абсолютно ко всем составным частям подводной лодки, в том числе и неатомной. Здесь никаких отличий от атомоходов нет.

— Как идет создание воздухонезависимой энергетической установки для неатомных подлодок?

— Сегодня идет подготовка к развертыванию морского стенда ВНЭУ, технически все уже определено, с ВМФ России требования и задачи согласованы, создан график работ. Сегодня мы по нему движемся без отставаний, эта задача не решается в один день. Это серьезный стенд и требует соответствующего времени для проведения испытаний и отработки. Военно-морской флот в этих испытаниях, безусловно, задействован.

— Сегодня Минобороны пока еще не сформулировало внятно, на какие подлодки все-таки первой пойдет ВНЭУ?

— Я уже частично ответил на этот вопрос. "Лада" является базовым кораблем, который позволяет в себя интегрировать какие-то новые технические средства, в том числе ВНЭУ. Эта платформа позволит создавать новые конфигурации в зависимости от задач, вооружения и оснащения.

Хотя, если на подлодку ставится какое-то новое существенное оборудование, то этот корабль традиционно приобретает новый индекс. Наверное, и здесь какой-то индекс появится. Есть же "Борей-А", "Ясень-М".

— Позволит ли развитие проекта "Лада" удешевить производство?

— Не только удешевить, но и обеспечить уверенное строительство по графикам. Все основное оборудование для "Лады" создано, и не будет многочисленных и многообразных опытных работ, чтобы внедрить что-то новое. Это колоссальное преимущество.

— Каковы тенденции в мировом атомном подводном кораблестроении? Как сегодня видятся основные параметры АПЛ нового поколения?

— Все создатели и эксплуатирующие организации абсолютно всех стран стремятся к уменьшению габаритов подводных кораблей. Это связано с минимизацией затрат на их создание, а также с тем, что физические поля таких подлодок существенно отличаются в лучшую сторону. Наш флот не исключение.

Сегодня у промышленности новые возможности, поэтому стремиться к гигантизму задача не стоит. Напротив, чем меньше корабль, выполняющий определенные функции, тем лучше.

— Возможно ли сегодня внедрить на флоте так называемую сетецентрическую систему — активный обмен данными между подводными и надводными кораблями, сушей, летательными аппаратами и даже спутниками?

— Безусловно, сегодня информационный обмен в море существенно увеличился. С другой стороны, всегда есть угроза демаскировки подводной лодки, участвующей в этом процессе. Поэтому, с моей точки зрения, такие задачи для подлодки нужно сводить к минимуму. Она должна действовать скрытно.

— То есть при существующих технологиях этот обмен ее непременно выдаст?

— Я бы не сказал, что непременно. Но такая возможность увеличивается. Однако в то же время разрабатываются и новые технические средства для этого обмена, совершенствуя его, и в зависимости от задач, поставленных перед конкретной лодкой, и такие вещи можно реализовать.

— А функции многоцелевой и стратегической подлодки можно объединить в одном корабле?

— Проектная мысль никогда не ограничена, поэтому совместить можно все, технически такое возможно. Но есть ли в этом смысл? Принцип модульности справедлив, но, с моей точки зрения, это касается в большей степени применения конкретного вида технических средств, оборудования, каких-то устройств, радиоэлектроники, энергетики. У каждого типа лодки своя задача. И возможность выполнять сто разных задач, когда на деле будет использоваться только одна, — дорого и неэффективно. Основное разделение кораблей на стратегические и многоцелевые должно сохраняться.

— Как идет модернизация подлодок 949-го проекта "Антей"?

— На дальневосточном заводе "Звезда" полным ходом идут соответствующие работы. Планы по модернизации с Минобороны согласованы, включая финансирование соответствующих этапов, поэтому "Рубин" активно участвует в обновлении этого корабля. Сроки эксплуатации "Антеев" будут существенно увеличены. Это будет не просто ремонт, а серьезная модернизация. Сегодня разработаны новые радиотехнические средства, которые будут устанавливаться на этот корабль.

— Все 949-е подлодки из боевого состава флота пройдут ремонт?

— Нет, не все. Есть определенные планы, по ним работы и пойдут.

Интервью доступно по ссылке.


Предыдущие публикации

Иностранные покупатели проявляют стабильный интерес к нашим оружию и разработкам в области военного кораблестроения. Об этом в эксклюзивном интервью НТВ заявил глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов.

19 июня 2017

Средне-Невский судостроительный завод продолжает наращивать свои производственные мощности. За пять последних лет предприятие полностью преобразилось, было оснащено новым оборудованием, помолодело. Сегодня завод уверенно говорит о своих планах дальнейшего освоения и развития композитных технологий, строительства новых боевых кораблей по новым проектам, закрепления на рынке гражданского судостроения. Об этом "Корабелу" рассказал генеральный директор СНСЗ Владимир Середохо.

16 июня 2017

Как выглядит гражданская программа российского судостроения, что будет строиться для Арктики и кого отечественные корабелы видят своими конкурентами. «Лента.ру» публикует вторую часть интервью с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым.

16 июня 2017